Неоплаченная книга почетного гражданина Северодвинска

Неоплаченная книга почетного гражданина Северодвинска

Городской совет Северодвинска 25 июня 2020 года присвоил журналисту Олегу Химанычу звание почетного гражданина города. Мэр Северодвинска Игорь Скубенко:
«Этим решением мы поддержали предложение издательского дома «Северная неделя». Олега Химаныча знает весь город как историка, весьма достойного и очень скромного человека. Находящего одну за другой неизвестные страницы прошлого Русского Севера и Арктики».
Вячеслав Белоусов, руководитель холдинга «Северная неделя»:
«Очень талантливый, чрезвычайно скромный и застенчивый человек Олег Химаныч. Когда он пришел на работу в «Северную неделю», представился как «морской историк». Я говорю «теперь Вы журналист», но Химаныч доказал своими статьями, что он «морской историк» — 13 книг тому свидетельство. К сожалению, последние несколько лет не радуют Олега Борисовича. Генеральный директор СРЗ «Звездочка» Николай Калистратов попросил его написать книгу о заводе. И когда она была готова на 80% руководство сменилось, и денег на оплату этой большой работы не оказалось».
Олег Химаныч, морской историк, Почетный гражданин Северодвинска:
«Собственно, впервые в Арктике, ставшей затем знаковой частью моего творчества, а в целом и жизни, я оказался случайно. Начало августа 1982 года. Заканчивался летний отпуск — кажется, дней десять всего и оставалось. Не хотелось проводить их в душном городе, который, к тому же время от времени заволакивали дымы пожарищ в окрестных лесах. Не помню уж, с чьей подсказки возникла мысль подняться на одном из буксиров в верховья Двины, и вернуться в Архангельск уже с плотом на гаке. Это была чисто журналистская идея, которая укладывалась в иссякающий отпуск…
В Архангельске, явился в редакцию хорошо знакомого «Северного комсомольца», чтобы «вооружиться» его командировочной «сопроводиловкой». А здесь, что называется, «облом» — утром буксир-плотовод уже отбыл в Котлас. И вот тогда, наблюдая картину моего искреннего расстройства, замредактора Светлана Лойченко предложила: сходи на сухогрузе в Амдерму — туда-сюда, даже с рейдовой выгрузкой, как раз десяток дней…
Идея! Тут же мы вышли на службы Северного пароходства. Бакарица в те годы август работала исключительно на северный завоз, и транспорты теснились у её причалов аж в три борта — только выбирай! И выбор мой пал на газотурбоход «Мезеньлес»…
Для хождения во льдах газотурбоходы, имеющие довольно слабый задний ход, малопригодны. Но лето было жарким, рейс коротким — до Амдермы вахт наперечёт, и все, включая пароходских, полагали — «Мезеньлес» живо обернётся.
О нраве Арктики не думалось. А она его взяла да и показала: «туда», в самом деле, двое суток, а потом невесть откуда взявшиеся льды, плотно заперли нас на… двадцать три дня! Дальше в полном комплекте: льды, туманы, шторма и белые медведи, стоянки и перебежки с рейда в битое крошево пролива Морозова. И приютивший нас на время берег с полярной станцией, и уникальная «релейка» и крылатые стражники 72-гвардейского Полоцкого истребительного авиаполка … И люди, люди, люди — очень разные, но негласно объединённые очень трудными делами и званием «советский полярник»
Своего первого капитана — Игоря Борисовича Гришина, нет-нет, а вспоминаю. И Юрия Владимировича Поганшева, и Игоря Моисеевича Амдурского… Впрочем, как и всех его последующих коллег, с которыми довелось ходить студёными морями на архангельских судах…
На следующий год после амдерминских приключений-злоключений я уже не шёл, а прытко бежал в отдел кадров Северного пароходства. Чтобы уйти в рейс, уже на Тикси — в Якутию! А потом ещё четырежды была Дудинка, трижды Диксон и Новая Земля, дважды Хатанга, солнечный Канин, шумный Варандей, угрюмый Варнек, молчаливый остров Уединения и ещё многое из арктических далей, которые способны приворожить…
Пилотку моряка торгового и ледокольного флота, которой очень горжусь, подарили мне архангелогородцы, с которыми ходил в Арктике. И были их слова: «За четырёхкратное прохождение пролива Вилькицкого, причём, дважды в тяжёлых ледовых условиях…» С той поры та пилотка стала моим, если хотите, профессиональным знаком, атрибутом морского историка…
Мне есть, о чём вспомнить… Мерцанье полярного сияния на весь небосвод Енисейского залива, серый, жутковатый шторм у Колгуева, ледовые сжатия у Северной Земли, рёв перехватчиков в Амдерме, вертолётные круги над Диксоном, отчаянные караваны под проводкой атомных «Сибири» и «России», плывущий «город» из кораблей наяновской экспедиции, Челюскин, горы Бырранга, пролив Матисена в архипелаге Норденшельда — разве такое забудешь?!
Не уважать Арктику, её мощь, пространства, не признавать её своеобразие, тайны и красоты — невозможно! А уж если в сердце твоём она однажды поселится, то будьте уверены — это навсегда, ибо её нельзя не полюбить».

Или бодаться — или сотрудничать: как регионам развивать Арктику

Или бодаться — или сотрудничать: как регионам развивать Арктику

Новый куратор создания программы социально-экономического развития Архангельской области Юрий Трутнев известен своей любовью к Мурманску. Станет ли конкуренция между Архангельском и Мурманском камнем преткновения в деле освоения Русской Арктики, рассуждает автор ИА REGNUM Владимир Станулевич.
«Мурманск — столица Арктики!» или «Архангельск — столица Арктики!», какой из этих лозунгов лучше отражает арктические перспективы и открывает лучшую дорогу в освоение этого региона? На решение этого вопроса, с привлечением специалистов, лоббистов и местных патриотов можно потратить массу денег, сил, производственных и вычислительных мощностей. И, конечно, самого главного, невосполнимого ресурса — времени.
Так что, как ни крути, а самым разумным подходом все-таки остается принцип «Москва — столица», а все остальные грады и веси российские не занимаются «конкуренцией», как будто они фирмы по производству газировки, а работают слаженно и дружно над решением единой задачи. Как и подобает регионам великой державы. Так местные арктические приоритеты найдут найдут свое научное обоснование и разумно встретятся в гармонично развивающуюся российскую Арктику, не «толкаясь локтями».
Читайте подробности в статье Владимира Станулевича «За равноправные регионы — без „столицы Арктики“».